Не слезы, а симпатия

Недавно гуляла в парке и увидела такую картину: две мамы сидят на лавочке с детьми. В одной малыш нормальный, здоровый и очень активный, в другой, с явными нарушениями психики, а именно олигофрен. И та мамочка, у которой ребенок здоров в сердцах восклицает: «Вот если бы у меня был такой ребенок, я бы, наверное, сошла с ума!». Встает с лавки, хватает своего карапуза и опрометью бежит от несчастной матери.

Я, конечно, сразу представила себя на месте бедной женщины. Ведь видеть каждый день и стараться помочь любимому существу справиться с тяжелой болезнью, это одно, а слышать от невоспитанных окружающих едкие замечания совершенно другое. К сожалению, сколько бы не говорили о психические болезни и их формах, сколько бы не писали о детях с разным уровнем интеллекта, все равно жестокое общество пытается сторониться таких людей, обреченных жить со своими «недостатками» отпущен век. Есть какой-то процент детей, которые отстают в умственном развитии настолько, что не могут посещать школу, с трудом воспринимают окружающий мир, плохо поддаются обучению, и причина их отклонений кроется в самом зародыше, когда плод только формируется в теле мамы. В нашей стране еще с постсоветских времен шел так называемый человеческий отбор. Детей с нарушениями относили к особому списку, а нормальных, без отклонений принимали безоговорочно в человеческое общество. В этом случае дети с легкими психическими недостатками замедленная речь, снижена двигательная активность, слабая способность запоминать и даже заикание сразу попадали в группы ЗПР, затем в интернаты со специальными уклонами, в ПТУ для трудных и отстающих подростков, наконец, полная изоляция от общества.

. В лучшем случае малыш воспитывается в семье любящих родителей, которые «не замечая» отклонений маленького человечка с завидным упорством занимаются с ним, приглашают опытных психологов и учителей, постоянно консультируются с педиатрами, продолжают насыщать жизнь несчастных чад радостью. Олигофрены, дети с легкой формой дебильности и дауны могут и должны учиться всему, что понадобится им в дальнейшем и что они смогут осилить. Время их трудолюбие делает настоящие чудеса, и они становятся поистине нужными людьми. Но речь не только об условиях труда и труда. Главная задача современного сообщества создать такие предпосылки, чтобы «не такие как все» смогли находиться среди нормальных, быть по-своему полезными, иметь право на счастье и полноценную жизнь. Воспитание таких детей целиком и полностью ложится на родителей, чуть позже на дневные стационары и специальные вспомогательные учреждения, опять же совместно с взрослыми, ответственными за них. Увидев таких людей рядом, не спешите отодвинуться или сочувствовать, проявлять жалость и громко вздыхать, просто подружитесь с ними. Таким ребятам вряд ли поможет бессилия родных и погружения их в свое горе. Они должны постоянно чувствовать, что для них было сделано все и даже невозможное, а также, что они не одиноки и не являются обездоленными.

Люди жестокие и, к сожалению , встречаются любопытные, бесцеремонные, бестактные и очень циничные двуногие, которые почти без умысла проявляют свою активность, раня и без того измученные сердца. Нельзя государству и человеческому сообществу отождествлять инвалидов с нахлебниками, неспособными работать, выполнять пусть даже самые простые действия, дискредитировать их, предлагая не помощь, а содержание в закрытых учреждениях, мизерную пенсию по инвалидности и некоторые льготы, демонстрируя «заботу и внимание». Необходимо дать таким людям шанс на самореализацию, помочь осуществить их мечту, а самое главное почувствовать уважение и потребность в них.

Источник